Как Мухтар Аблязов договаривался о статусе «политического беженца»

Аблязов не только вор, укравший деньги БТА Банка, он еще и политический интриган. Который готов продать страну, ради безопасности и сохранности собственной шкуры.

Позиционирование Аблязова как политического беженца, пламенного оппозиционера убивает связь между Алиевым и Аблязовым. То, как они обсуждают протесты, политические перспективы, то как собираются получать политическое убежище, даже слушается пошло. Становится понятно, как формировалось политическое кредо Аблязова.

Специально для Вас привожу видео с текстовой расшифровкой переговоров.


Рахат: Алло

Мухтар: Рахат?

Р.: Да.

М.: Приветствую, Мухтар это.

Р.: Салем.

М.: Как дела?

Р.: За#бись (смеётся)

М.: Да, да, да. Видим. (смеётся)

Р.: У тебя как?

М.: Ну, рядом где-то (смеётся)

Р.: Ну, ясно, с прибытием.

М.: В нашем полку прибыло, как говорится. Ты где, в Вене постоянно?

Р.: Нет.

М.: А?

Р.: Нового ничего нет.

М.: Нового ничего нет? (смеётся)

М.: Я прилетел из Москвы. Я сначала прилетел из Астаны в Москву, потому из Москвы прилетел накануне за два дня до этих событий прилетел в Лондон.

Р.: Это очень важно.

М.: Вообще, как рекомендуешь в этой ситуации бороться? Мне в частности. Ты то уже.

Р.: Ну, надо с этими работать. Я через этого сказал же человека.

М.: А, с теми?

Р.: Там одни есть — эти американцы и англичане. Они работают со спецслужбами разными, правительствами и с конгрессом и в США, и в этом Лондоне.

М.: А, просто нужно с ними по договору всё, да?

Р.: Да, с ними договор и всё официально. Но они всех вытащат. В смысле они дадут тебе заранее, ты будешь знать движения все. В смысле, даже переписку.

М.: А, вот так вот, да?

Р.: Да.

М.: А, ну хорошо. Ну я на них выйду. А вот это слушай, там вот по “Казахгейту”, по всем делам разговоров много ходит. Ты там каким-то образом помогаешь американской стороне?

Р.: Конечно, конечно.

М.: Слушай, а может вместе поработаем по каким-то материалам, совместно?

Р.: Ну, а что, например, там? Что там?

М.: Я не знаю там… Но

Р.: С этими тоже можно работать. Ты же напрямую не будешь работать. Адвоката там какого-то американского, через него надо действовать.

М.: Я имею ввиду какие-то там материалы. Допустим. я бы запускал.

Р.: С ними, с ними ты как раз можешь обговорить это всё.

М.: Они как раз это тоже делают. да?

Р.: Ну, они всё делают. Они тебе всё равно нужны. Я думаю то, что с тобой всё равно торговля какая-то идёт же?

М.: Знаешь, торговля-то идёт…

Р.: Через кого-то ведётся же торговля?

М.: Нет, там видишь, наверное это те же самые люди что и с тобой общались или общаются. Скажем так. Приезжают там, ну да типа.

Р.: Ну ты что, теперь из-за него будешь что ли возвращаться?

М.: Нет, конечно…

Р.: Это же неправильно.

М.: Нет, нет, возвращаться я не буду.

Р.: Не надо возвращаться. Ну я просто не ожидал. Меня так поймал просто как говорится врасплох. Я не думал, что так

М.: Ну все врасплох. На самом деле я понимал, что так может быть. Слушай, а мы можем какие-то факты по этому поводу вытащить. Пусть даже не прямые, а какие-то. У тебя есть какие-то доказательства этого.

Р.:  Ну, найду.

М.: Найдёшь? Просто видишь, у меня это важно, для получения, я это, для статуса.

Р.: Ты политическое берёшь что ли?

М.: Ну пока будет.

Р.: Ну, куда он ездил. Он в Италию ездил, за него вот вступалась госсекретарь Олбрайт. За тебя будут американцы, как её Олбрайт, ой как её там Хиллари будет ли вступаться?

М.: Не знаю, надо разговаривать. Но тоже вопросы есть всё-таки, да.

Р.: Не, вопросы какого плана, они 100-процентную гарантию мне не дают.  

М.: Ну то есть короче мы все будем невыездные, я так понимаю. Просто нам надо правильно поделиться материалами, чтобы это координировать. Ты, допустим, условно там, я здесь, и ещё где-нибудь с трех-четырех стран и запарить его этими исками.

Р.: Да, ну исками всякими, надо, вот эти, там куда он приезжает, надо протесты делать.

М.: А, акции протеста?

Р: Там не надо много. 5-10 человек протестов.

М.: А, он что переживает, да?

Р.: Да, нервирует его это.

М.: А, вот так вот.

Р.: Я организовывал это.

М.: А, организовывал, да? А ты в каких городах организовывал, в каких странах?

Р.: В Будапеште ему организовывал.

М.:  Ага

Р.: Потом где ещё, в Сирии

М.:  Даже в Сирии?

Р.: Вот такие варианты нужны. Всё равно через эту Америку надо действовать. С тобой что, американцы, как они?

М.: Не, у меня, видишь, с администрацией Буша постоянные контакты, достаточно хорошие.

Р.: С Мэтью что ли?

М.: Ну, с Кандолизой, Мэтью, вся эта команда. А из старых вот демократов, видишь, они сейчас не при власти. Олбрайт были контакты. Довольно много контактов было. Но вот с новой администрацией, я с ними ещё не выстраивал отношения. У тебя есть там контакты с ними?

Р.: Ну через этих есть у меня контакты.

М.: А. через тех ребят, да. Но американцы, что они, какая у них политика будет относительно Казахстана?

Р.: Доить будут, что.

М.: Использовать ситуацию?

Р.: Давление. Использовать.

М.: Видишь, мне нужны такие серьёзные материалы. Текущее-то всё будет. Мне нужны серьёзные материалы, может, книгу твою там показывать, фотографии, архивы и так далее.

Р.: Пожалуйста, пожалуйста.

М.: Слушай, а вот у тебя есть материалы? Может слепить какой-то фильм документальный, ещё что-то. У меня в принципе канал готов, просто я сейчас собираю массу материалов.

Р.: Да его то не надо, его так сразу травить.

М.: А как?

Р.: Его поэтапно надо. Не надо так сразу грязью выкидывать. Надо чтоб людям интересно было.

М.: Ну да.Я говорю чтобы аудиторию завоёвывать надо.

Р.: Ну я не знаю. Против себя лишнего. Не надо давать им возможности. Они же слушают тебя.

М.: Ну да, наверное.

Р.: Скайп, англичане слушают скайп. Без проблем. Центр у них тут в Англии. В смысле давать им возможность не нужно. Они тебя точно разрабатывают. Это как пить дать. И с ними надо тебе какой-то контакт организовывать.

М.: Да уже начал я.

Р.: Ну с ихними там разведка. Внешняя разведка или как они там MI6, MI5.

М.: А, ясно.

Р.: Ну с ними надо тебе контакт устанавливать. Потому что они должны быть в курсе твоих проблем.

М.: Да, в курсе уже.

Р.: Ну вот с этими я тебе говорил. С ними не из-за того, что если хочешь воспользоваться, воспользуйся. Я думаю не пожалеешь.

М.: Ладно. Слушай, а с тобой вот как контакт поддерживать?

Р.: Ты же понимаешь, что там бесполезно бодаться?

М.: Да, я понимаю, что бесполезно.

Р.: Что там бороться? Надо наоборот поднять шумиху, что я не признаю этот суд и всё. Все это на меня делается. Отзови этого как его.

М.: Адвоката, да?

Р.: Да, адвоката.

М.: Да его всё равно никуда и не пускают. Материалов нет, ничего.

Р.: Тем более. Все отзывай в связи с тем, что его не пускают. А потом чтобы его за уши не притянули в суд.

М.: Хорошо, понял, да. Это хороший совет.

Р.: Вот это ты обязательно вытащи. Потому что ты сейчас будешь, адвокаты будут строить задачу, что суд в Казахстане не соответствует, что Казахстан не подписал хартию Европейскую по правам человека. Соглашение что ли? Соглашение по-моему. Россия подписала.

М.: Слушай. а они вот не пытались твои деньги арестовать, заморозить активы? Там же этот иорданец или как его. Ахмед. Я так понимаю…

Р.: Да.

М.: Пытались, да? А ты встречный не пытался их арестовать?

Р.: Нет. А как ты можешь их арестовывать? Ты не сможешь это сделать. Суд только когда, когда его решение будет.

М.:  Нет, они не пытались тебе счета арестовывать?

Р.: Ну пытались, ну и что? Ну меня проверили. В Австрии проверили например полностью. Ну у меня решение суда есть австрийского, там проверили меня, что у меня деньги чистые. У меня заморожены были счета месяц.

М.: Было такое, да?

Р.: Да. Потому что очень легко закрыть твои счета по европейскому законодательству. Если у тебя отмывание денег, вот это вот всё будет…

М.: Слушай, а если там в Казахстане поймут, что мы о чём-то там с тобой договорились, совместно действовать собрались? Какая у них реакция?

Р.: Ну они дёргаться будут.

М.: Дергаться будут, да? Оппозиция орден тебе за большой вклад.

Р.: Ну эта оппозиция, пошли они в ж#пу. Ты же знаешь, что это за оппозиция.

М.: Знаю, конечно.

Р.: Проститутки все. Я же специально потом. Я же не хотел их трогать вообще. Не трогал же их. Ну ладно, кукарекайте там.

М.: Ну а кто у нас в оппозиции представляет, никто не представляет реально.

Р.: Никто же не представляет. Ну потом поговорим. У меня сейчас дела. Если потом в скайпе будешь, то давай потом поговорим.

М.: Ладно, хорошо, ну давай.