Казахские споры пролили свет на китайские сделки

"kulibaevk"Жестокое сражение между двумя видными казахскими бизнесменами спровоцировало разворот в мирном течении истории: озвучены утверждения, которые должны приподнять завесу тайны и ответить на вопрос, как китайским компаниям удалось занять такую выгодную позицию в нефтедобывающей промышленности Казахстана.


В споре в качестве противников выступают покинувший страну банкир и один из ключевых нефтяных менеджеров страны Тимур Кулибаев — зять давно находящегося у власти президента Казахстана.


Мухтар Аблязов, ныне живущий в Лондоне, обвиняет господина Кулибаева — руководителя казахской государственной нефтяной компании, что он провел несколько сделок по приватизации за последние 10 лет, вследствие которых государственные активы были распроданы по стоимости значительно ниже рыночной.


Банкир утверждает, что некоторые из тех сделок были проведены через частные платежи со стороны партнеров — господину Кулибаеву. Одно из множества подстрекающих заявлений сосредотачивается на сделке 2003 года, в результате которой китайская нефтяная компания купила 25%-ую долю казахского производителя нефти. В той сложной сделке деловой партнер Кулибаева якобы осуществил платеж в $166 миллионов мзды за начальное участие в инвестпроекте, которое было оценено лишь в 49 долларов. Это подтверждается финансовыми документами компании.


Господин Кулибаев и его партнеры отвергают обвинения.

Обвинения сначала появились в январе в серии открытых писем господина Аблязова казахским властям. Его обращения, дополненные демонстрацией документов, были также обнародованы казахскими СМИ.


Господин Аблязов говорит, что его мотивация — остановить в богатой нефтью бывшей советской республике, управляемой тестем г-на Кулибаева, президентом Нурсултаном Назарбаевым, то, что называется «воровством государственной собственности в особо крупных размерах».


«Важно чтобы люди, живущие в Казахстане, понимали, каким образом проводились эти теневые сделки и какие методы используют те, кто приближен к президенту, чтобы получить растущий контроль над экономикой... чтобы обогатиться», — говорит он в своем обращении «Ценные природные ресурсы были переданы в руки китайцев без общественных дебатов».


Некоторые казахские наблюдатели связывают мотивы г-на Аблязова с личными моментами: господин Кулибаев — заместитель председателя принадлежащего государству национального фонда благосостояния, который недавно взял под свой контроль банк БTA, ранее принадлежавший господину Аблязову. В прошлом году казахстанские власти выдали ордер на арест г-на Аблязова по подозрению в хищении средств из банка.


Г-н Аблязов, давний политический противник президента Назарбаева, отрицает обвинения. Он уехал из Казахстана в Лондон в прошлом году незадолго до того, как власти национализировали БТА.


На прошлой неделе казахская финансовая полиция объявила, что все утверждения г-на Аблязова проверены, однако специалисты посчитали их «необоснованными и бездоказательными». В итоге принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела.


В самом начале Кулибаев делал экстраординарные шаги, чтобы не дать разойтись публично обвинениям Аблязова. Когда оппозиционные газеты издали открытые письма банкира к органам правопорядка в январе, обрисовывая в общих чертах обвинительные утверждения, г-н Кулибаев через суд добился запрета на публикацию СМИ любой информации, порочащей его честь и достоинство. Однако после обращения журналистов в суд с протестом судья отменила свое решение.


Некоторые из обвинений касаются вопроса сотрудничества с китайской нефтяной компанией China National Petroleum Corp., или CNPC. Интересно, что все это происходит в то время, когда китайские власти начинают судебную тяжбу против четырех управленцев англо-австралийской промышленной компании «Рио Тинто» по обвинению в получении взяток.


Дело Аблязова всколыхнуло Казахстан, ведь отношение в республике к привлечению китайских нефтяных инвестиций очень неоднозначно.


Западные нефтяные гиганты, которые на заре независимости центральноазиатского государства выиграли ряд исторических контрактов на развитие крупнейших месторождений нефти в стране, осознавали, что их влияние в последние годы становится все менее заметным обратно пропорционально росту и развитию китайских компаний — таких как CNPC.



В прошлом году, например, CNPC объединилась с казахской государственной нефтяной компанией для участия в сделке на $2,6 миллиарда. Цель: покупка казахского поставщика нефти «Мангистаумунайгаза». Проведение этой сделки отстаивает китайские интересы в вопросе контроля четверти казахского рынка нефтепромышленности.


Усиление китайских позиций стало возможным, даже несмотря на то что в республике существует массовое недоверие со стороны этнических казахов по отношению к их более густонаселенному восточному соседу. В январе в деловой столице страны Алматы произошло столкновение полиции с казахскими активистами, возражающими против укрепления влияния Китая на жизнь их страны.


Один из эпизодов, упоминаемый Аблязовым, затрагивает 2003 год — продажу 25%-ой государственной доли Казахстана в компании «Актобемунайгаз», четвертого по величине поставщика нефти в республике. В то время она уже фактически на 60% принадлежала компании CNPC.


Казахские власти запросили при продаже своей доли 28 мая 2003 года приблизительно $380 миллионов, но потенциальных покупателей за эту сумму не нашли. День спустя корпорация CNPC выкупила государственную долю за... $150 миллионов — меньше чем за половину от запрашиваемой первоначально цены. А вообще компанию, которая производила приблизительно 100 000 баррелей в день в 2003 году, следовало оценить не меньше чем в $600 миллионов.


В тот же год «СНПС — Актобемунайгаз» сообщила о прибыли в размере $245 миллионов — такие данные приводятся в годовом отчете компании за 2003 год.


С момента заключения той сделки казахстанские нефтяные активы оценивались значительно выше, частично по причине растущих цен на нефть. Так, в 2005 году за АО «Петроказахстан», добывающую компанию, немного больше «Актобемунайгаза», приблизительно с половиной его сырьевых запасов, корпорация CNPC заплатила $4,18 миллиарда.


Юридическое лицо именно этой китайской нефтяной компании было задействовано и при приобретении доли «Актобе» в апреле 2003 компанией, зарегистрированной на Британских Виргинских островах под названием CNPC International (Caspian) Ltd, или CICL. Опираясь на соглашение о сотрудничестве (утечка в прессу которого произошла от Аблязова), CNPC фактически создало CICL через одну из своих дочерних компаний, она же обеспечила уставной капитал в $100.


Тогда и было получено согласие на продажу за 49 долларов 49%-ой доли в CICL компании Darley Investment Services Inc, зарегистрированной на Британских Виргинских островах. Фирма принадлежала Арвинду Тику — индусу по происхождению, который является деловым партнером г-на Кулибаева. Оба они являлись акционерами «Казстройсервиса», частной инжиниринговой, добывающей и строительной компании. Документы, которые позволяют делать соответствующие выводы, были получены г-ном Аблязовым от бывшего делового партнера г-на Тику. Компания Darley’s вскоре, судя по представленным документам, обеспечила объемный возврат денежных средств.


В соответствии с просочившимся в прессу соглашением о сотрудничестве CNPC через свой филиал согласовала заем средств для CICL, сумма которого должна была покрыть покупку 25%-ой доли «Актобемунайгаза». Тот же самый документ гласит, что, как только продажа будет завершена и CICL станет владельцем акции, CNPC выкупит 29% доли компании Darley’s в CICL за $25,9 миллиона.


В ряду сделок за следующие два года Darley реализовал остававшуюся у него 20%-ую долю в компании CICL другим оффшорным филиалам CNPC за $140 миллионов. Г-н Аблязов в подтверждение своих слов приводит выписки с банковских счетов Darley, демонстрирующие наличие обсуждаемых платежей.


Таким образом, это принесло Darley доход от сделки с «Актобемунайгазом» в размере $165,9 миллиона при начальных издержках в 49 долларов.


В своем письме к казахстанским властям г-н Аблязов говорит, что $165,9 миллиона, выплаченные компании Darley, «фактически представляли собой взятку, данную Кулибаеву Т.А. за организацию продажи принадлежащего государству актива по цене намного ниже рыночной». Однако г-н Аблязов не обладает свидетельствами, что деньги, которые текли через Darley, в конечном счете приносили пользу г-ну Кулибаеву.


В сообщении, распространенном находящейся в Лондоне юридической фирмой Magwells, которая представляет интересы г-на Кулибаева, говорится, что их клиент не является сейчас и никогда не был акционером компании Darley, а следовательно, не был вовлечен сделку с «Актобемунайгазом».


Через своего адвоката в Лондоне Дэвида Прайса г-н Тику заявил, что расчеты г-на Аблязова по сделке с «Актобемунайгазом» «не отражают истинное положение вещей» и заявленные факты «неполны и неточны». В том числе он заявил, что обвинения не отражают «экономические условия, которые играли важную роль» в сделке по «Актобемунайгазу», включая цены на нефть, которые выросли в период между 2003-м и 2005-м.


Г-н Тику сказал, что он в полной мере рассказал о деталях дела казахским властям, занимающимся расследованием обстоятельств дела, и подчеркнул, что «из-за обязательств по сохранению конфиденциальности» дальнейшие комментарии с его стороны невозможны.


Казахская финансовая полиция сообщила, что г-н Аблязов «представил только часть документов, которые не отражают целую картину». Однако ни полиция, ни г-н Тику не обеспечили доступ к дополнительной документации.


Тем временем по результатам отдельного расследования финансовая полиция Казахстана заявила в пятницу, что ведется дело о работе на территории Казахстана нефтяного консорциума во главе с британской BG Group Plc и итальянской Eni SpA. Утверждается, что эта компания добыла больше нефти и газа, чем было разрешено квотой. Полиция уверяет, что сверхнормативная добыча на Карачаганакском месторождении стала причиной получения компанией приблизительно $700 миллионов «незаконных доходов». Представитель BG Group Plc отказался комментировать, велась ли добыча в соответствии с установленными квотами.


Карачаганак — второе по размеру месторождение в стране. Эта территория — основная площадка, где процесс добычи нефти реализуется эксклюзивно компанией с иностранным капиталом. Правительство ранее уже выдвигало обвинения против консорциума в части нарушения экологических норм добычи и несоблюдения трудовых законов. Наблюдатели говорят, что это связано с попытками «КазМунайГаза», казахской государственной нефтяной компании, возглавляемой г-ном Кулибаевым, взять в разработку хотя бы часть этого месторождения.


Источник: The Wall Street Journal


РеспубликаКз