Нужно ли Украине запрещать русский культурный продукт


Установить мораторий на публичное распространение и использование русскоязычного культурного продукта. Вот так звучит свежее постановление Тернопольского областного совета.


Нужно ли Украине запрещать русский культурный продукт

Есть и примечание, которое всё объясняет: мораторий отменят по окончании войны с Россией. Даже если предположить невозможное – окончание войны победой русского оружия и наше поражение, — ограничения тем более снимут.


Городом и регионом руководит "Свобода". Казалось бы, этим можно объяснить непопулярное у отечественных русофилов решение местной власти. Но Тернопольщина – третья украинская область, которая пошла на данный шаг. Сперва продукт на русском языке ограничили на Львовщине, а затем – вообще на Житомирщине. Значит, партия "Свобода" тут не при чём. Речь идёт скорее о тенденции. А реакция на подобные действия части наших сограждан в который раз демонстрирует подмену понятий: привычного для современности явления.


Но начнём не с них. Активисты украинского сегмента социальных сетей оценивают происходящие точно так же, как российские СМИ. Там вот уже неделю вновь пишут о патологической русофобии украинцев и системной борьбы наших властей с русским языком. То есть, любая попытка ограничить российское, прежде всего – культурное влияние на Украину видится гражданам России и украинцам в "русским миром" в головах как очередное наступление на права человека говорить на том языке, на котором он привык и хочет.




Глупо в миллион первый раз повторять: за русскую речь в Украине ещё никто никого не убил и не покалечил. Наоборот, львовяне с тревожной озабоченностью отмечают: именно в последнее время, уже после начала российской агрессии, русского языка в городском пространстве стало звучать больше. Прежде всего – в туристическом центре, который живёт круглые сутки. Но тех, кто говорит по-русски, без проблем поселяют в гостиницы, обслуживают в ресторанах, им не отказывают в экскурсиях и вообще не ограничивают в правах. Причём гости города – не только представители регионов, где русский в быту более распространён. До сих пор курсирует фирменный поезд "Москва-Львов", который не пустует. Граждан государства-агрессора, носителей "русского мира", говорящих с характерным акцентом и голосующих за Путина, во Львове не сажают в тюрьмы, не бросают в подвалы и не привязывают к столбам верёвками из российских флагов.


В Тернополе тоже не преследуют за российское гражданство и "язык войны". Поздними вечерами можно услышать из окна, как молодые парни орут что-то из репертуара русского рока 1980-х-1990-х годов. А в ресторанах украинки на украинском языке закажут местному ансамблю для потанцевать композиции группы "Ленинград" или нечто из современной российской эстрады. Да ладно: таксист, голосующий за "Свободу", поймает на радио "Шансон" "Владимирский централ". Маршрутки по области курсируют под сопровождение похожей музыки и водители не всегда подчиняются требованием активных пассажиров выключить Круга с Лепсом. Дескать, не любо – не слушай. Однако, повторюсь, никто не заплатил административный штраф, никого не привлекли к общественным работам, тем более – не посадили.


Но если так, тогда вопрос: к чему объявлять мораторий? Кому он нужен, если украинцы не боятся русского языка, понимают его и спокойно себе с этим живут. Суть обозначенной выше подмены понятий – в том, что русский язык, как бы не хотелось записным украинским русофобам, никто никогда не запрещал и не запретит. Возможно, горьким исключением пока являются разве оккупированные Россией украинские территории – Крым и часть Донбасса. Там за украинский язык, услышанный на улице, как минимум изобьют, максимум – объявят террористом, осудят и посадят.


Оценивая происходящее, аутентичные россияне более дальновидные и прозорливые, чем доморощенные "москвофилы третьего тысячелетия". Они всё чаще замечают: мораторий в Украине пытаются наложить не на язык, а на продукт. Однажды я уже отметил это. На момент написания данного текста мои слова разошлись в России кругами на цитаты. Их мусолят пока как минимум в десяти российских изданий – от "Комсомольской правды" до Независимой газеты". И авторы делают единственно верный вывод. А именно: в Украине поняли, что культурный продукт намного важнее и влиятельнее политического. От себя добавлю – наконец-то.


Культура всегда, во все времена была и остаётся привлекательнее политики. На неё делали ставки демократии, посредством культурного продукта сея разумное, доброе и вечное в демократический мир. На неё опирались авторитарные и диктаторские режимы, создавая нужную мифологию и даже религию. Именно по такой схеме действовали царский, советский, ельцинский режимы в России и действует путинский. Гитлер и Муссолини также приближали к власти деятелей культуры, о чём доступно рассказал Иштван Сабо в своём фильме "Мефисто" — первой части кинотрилогии о трагедии придворного творца.


К культуре вообще больше доверия, особенно если её предлагать с раннего детства, читая сказки. Но между российским культурным продуктом и аналогичным продуктом цивилизованных стран – большая разница и огромная пропасть. Она не противостоит агрессии и шовинизму, а порождает и развивает их. Гитлер, придя к власти, был обречён. Немецкий нацизм продержался двенадцать лет и немцы осознали, пережили трагедию и сделали выводу только благодаря европейским культурным традициям своей страны. Они существовали до Гитлера, были противны диктатору и в конце концов победили.


Российский же культурный продукт культивирует царя – батюшку и оправдывает российскую агрессию: это ведь исключительна страна, которую, по Тютчеву, не понять умом. Вот почему в Украине пытаются максимально ограничить не русский язык, а русский культурный продукт. Правильно делают, кстати.


Источник: “https://www.facenews.ua/columns/2018/324397/”