Почему нидерландский пивной король покинул Беларусь?



Почему нидерландский пивной король покинул Беларусь?

Бизнес-идея оказалась не самой удачной

Активы на белорусской земле Heineken стал покупать один за другим в 2007-2008 гг., что указывало на стремление нидерландского концерна быстро покорить пивной рынок Беларуси. Руководство Heineken во время встречи с Александром Лукашенко в 2008-м подчеркивало, что рынок Восточной Европы имеет для концерна «колоссальное значение» и выражало готовность инвестировать в белорусский рынок.

С тех пор прошел приличный отрезок времени, и на прошлой неделе Heineken дал понять, что теперь отношение у голландского концерна к нашему региону меняется. Сославшись на «новый этап развития своей стратегии в Восточной Европе», Heineken дипломатично сообщил, что передает свои белорусские активы международному холдингу Oasis.

Почему же голландский концерн, который 10 лет скупал белорусские активы, теперь с ними расстается?

«Все международные компании, которые приходили на белорусский пивной рынок в 2000-е, ожидали существенного его роста, и Heineken не исключение. В соседних странах уровень потребления пива к тому времени был выше, чем у нас, и иностранные инвесторы ожидали, что и в постсоветской Беларуси ситуация станет меняться к лучшему», — отметил в комментарии для БелаПАН эксперт пивного рынка Михаил Чеченев.

Однако ошибка Heineken, считает эксперт, видимо, оказалась в том, что они переоценили свои возможности на белорусском рынке.

«Голландский концерн стал быстро покупать белорусские активы: в конце 2007-го — завод в Бобруйске, уже в 2008-м — в Речице. Причем две площадки были удалены друг от друга, требовали расходов на дополнительный персонал, и эффект синергии было сложно получить. Ставка, очевидно, делалась на быстрый рост белорусского рынка пива, однако она не сыграла, и основная бизнес-идея Heineken в самом начале оказалась не самой удачной», — констатирует Михаил Чеченев.

В 2013-м Heineken остановил производство пива в Речице и тем самым признал, что приобретение тамошнего завода было излишней инвестицией.

Убытки породили большие проблемы

Вместо ожидаемого роста потребления пива на белорусском рынке в 2008-2016 гг. наблюдалась стагнация. Постоянный рост акцизов, резкое снижение обменного курса рубля существенно осложняли условия деятельности для пивоваров.

В связи с девальвацией проблемой для многих предприятий стал возврат валютных кредитов, а белорусская «дочка» Heineken от материнской структуры их привлекала.

Кстати, из-за курсовых разниц от переоценки валютной задолженности (перед материнской структурой) Heineken в Беларуси на протяжении ряда лет показывал убытки, и поэтому попал в немилость к белорусским властям. Последние считали, что если компания получает доход от реализации продукции на белорусской земле, то должна показывать прибыль и уплачивать в бюджет соответствующие налоги.

Чтобы урегулировать конфликт с властями, материнской структуре пришлось на сумму долгов белорусской «дочки» увеличить ее уставной фонд — на 46,3 млн евро в 2014 году.

После этого на рубеже 2014-2015 гг. произошла очередная девальвация, и отбить очередные инвестиции белорусской «дочке» Heineken вновь стало сложно. Голландский концерн — не благотворительная организация, поэтому вопрос об окупаемости инвестиций, видимо, с каждым годом становился все более актуальным.

«Очевидно, десятилетие присутствия на рынке Беларуси для голландского концерна оказалось непростым, а Heineken все-таки публичная компания, и инвесторов интересует эффективность вложенных средств. Когда желаемой отдачи от инвестиций достичь не удается, голландский концерн расстается с активами в Восточной Европе. Пример России, где Heineken закрыл несколько своих заводов, — явное тому подтверждение», — отмечает Михаил Чеченев.

Разговоры о том, что Heineken может продать активы в Беларуси, ходили в профессиональных кругах еще несколько лет назад, однако соглашения о такой сделке удалось достигнуть только сейчас.

По мнению наблюдателей, международный холдинг Oasis, который будет новым владельцем активов Heineken и известен как производитель соков, может стать весьма активным игроком на пивном рынке Беларуси.

«Oasis — достаточно серьезный игрок, они на примере России, Казахстана и Украины показали, что работать умеют. Они постараются получить синергический эффект за счет единой системы продаж и логистики соков и пива. Поэтому нет сомнений в том, что Oasis станет заметным игроком», — предположил в беседе с корреспондентом БелаПАН один из участников пивного рынка.

Государство также продает пивные активы

Пивной рынок Беларуси отличался на протяжении последнего десятилетия высокой конкуренцией. Покупка в 2000-е белорусских активов международными компаниями (Olvi, Carlsberg, Heineken) способствовала усилению этой конкуренции.

При этом государство, которое в 2000-е оставило под своим контролем два завода, полагало, что достаточно провести их модернизацию, и пивные активы будут гарантированно генерировать прибыль. Однако жизнь показала, что одного «железа» для успешной работы на рынке недостаточно. Поэтому на уровне правительства со временем пришло понимание того, что пивные активы, принадлежащие государству, стоит продавать.

В 2016 году правительство попросило Европейской банк реконструкции и развития заняться предпродажной подготовкой пивоваренной компании «Криница» — крупнейшего производителя ячменного напитка, который все еще принадлежит государству. Однако пока сигналов в пользу того, что приватизация «Криницы» состоятся в ближайшее время, не поступает.

Зато на продажу уже выставлен другой актив — «Брестское пиво» — почти 90% акций которого принадлежит государству. Стоит отметить, что к брестскому предприятию инвесторы присматривались еще в 2010 году, однако длительное время условия продажи этого предприятия были неприемлемы для иностранных инвесторов.

«Раньше, когда нам предлагали брестский актив, от нас требовали наращивать его мощности и сохранить занятость. При этом внутреннее потребление пива не росло, поэтому такие дополнительные условия показались нам неприемлемыми. Хотя в Бресте пивной завод хороший, производственное оборудование там современное», — рассказал БелаПАН один из потенциальных инвесторов брестского предприятия.

Отсутствие стратегического инвестора в условиях жесткой конкуренции привело к тому, что «Брестское пиво» теряло позиции на рынке. В 2014-м финансовое положение предприятия стало настолько сложным, что Верховный суд признал его банкротом и утвердил план санации, который в том числе предполагает привлечение инвестора на предприятие.

Во втором квартале 2017 года аукционы по продаже «Брестского пива» несколько раз объявлялись, однако были признаны несостоявшимися из-за отсутствия заявок от потенциальных инвесторов. Кстати, поскольку брестский актив продается сейчас как имущественный комплекс (согласно законодательству о банкротстве), потенциальным инвесторам не выставляются вышеперечисленные дополнительные условия (сохранять занятость, наращивать мощности).

Ключевой вопрос, который сейчас является предметом обсуждения с инвесторами, — цена, по которой они могли бы купить брестское предприятие.

Стоит отметить, после несостоявшихся весенних аукционов стоимость брестского актива снижена более чем на 35%, и теперь он предлагается за 11,24 млн рублей.

Продажа компании по этой цене позволит ей рассчитаться перед всеми кредиторами и возобновить нормальную работу. Если же инвестор, который согласится вложить деньги в «Брестское пиво», не найдется, компании грозит ликвидация.

«Брестское пиво» стоило продавать стратегическому инвестору еще в 2010 году. К тому времени на белорусский рынок пришли международные пивоваренные компании, и было совершенно очевидно, что в конкуренции с ними брестскому производителю будет сложно выжить», — полагает эксперт рынка алкогольных напитков Евгений Марьюшич.

Сейчас, полагает он, продать «Брестское пиво» намного сложнее, чем 7 лет назад, поскольку белорусский пивной рынок уже практически поделен.

«Возможным покупателем брестского актива теоретически могла бы выступить украинская «Оболонь», которая ранее выражала такое желание, производила на мощностях брестского предприятия по лицензии свои бренды, но об условиях его покупки так и не смогла в свое время договориться», — напоминает Евгений Марьюшич.

«Брестское пиво» — подтверждение того, что может грозить заводу в случае, если для него своевременно не найти стратегического инвестора. Хочется верить, что брестское предприятие в конечном счете попадет в хорошие руки, однако с точки зрения рыночной логики продавать его нужно было намного раньше. В те времена, когда к белорусскому рынку проявляли интерес такие гиганты как Heineken…

naviny.by

Теги статьи: Чеченев МихаилПродажиНидерландыЛукашенко АлександрБеларусьактивыHeineken